398026, г. Липецк, ул. Бабушкина, дом 7 Тел. +7(4742) 39-85-75; 39-75-25

Социально-стрессовые расстройства (Social-Stress Disorders)

Социально-стрессовые расстройства (Social-Stress Disorders)

Социально-психологическая ситуация, сложившаяся в России в постсоциалистический период, привела к ломке общественного сознания и жизненной ориентации десятков миллионов людей. Развивающиеся вследствие этого у массы людей состояния психоэмоционального перенапряжения и психической дезадаптации по существу являются коллективной травмой, естественной «экспериментальной моделью» социально-стрессовых расстройств (ССР).[1] Аналогичные «модели» можно наблюдать при анализе психического здоровья населения разных стран в критические исторические периоды.

ССР отмечаются, вероятно, у большого числа жителей разных стран при изменении массового сознания и привычного образа жизни. Жизненная катастрофа в этих случаях несколько растягивается во времени, необходимом для осознания происходящего, что отличает наблюдаемые расстройства от посттравматических стрессовых расстройств - ПТСР (МКБ-10, F-4) и острых реакций на стресс .

К основным социальным причинам ССР на пространстве бывшего СССР можно отнести, во-первых, последствия длительного господства тоталитарного режима, воспитавшего несколько поколений людей на псевдодемократических идеологических и экономических принципах и приведшего к разрушению общепринятой в развитых странах в XX столетии духовной, средовой и экологической основы организации жизни миллионов людей; во-вторых, возникший экономический и политический хаос, безработицу, обострение межнациональных конфликтов, способствующее началу локальных гражданских войн, появлению миллионов беженцев, расслоению общества, росту гражданского неповиновения и преступности. Указанные причины, а главное – затянувшийся и нарастающий характер их воздействия, обусловили множество мелких внутриличностных и межличностных конфликтов, в основе которых лежит не столько социально-нравственные, сколько общие социально-экономические и политические причины. Переосмысление жизненных целей и крушение устоявшихся идеалов и авторитетов, нередко приводящие к утрате «смысла жизни», обнищание, затронувшее основные слои населения, недоверие к обещаниям руководства, отсутствие реальных надежд на улучшение ситуации - все это, по мнению некоторых авторов [3], способствовало развитию кризиса индентичности личности. Этот кризис определяется ригидностью личностных установок и стереотипов поведения в условиях стремительно меняющихся общественных и экономических отношений. Хотя это положение, с точки зрения личностнотипологической и характерологической стабильности человека на протяжении всей жизни, представляется спорным и требующим веских доказательств, оно подчеркивает остроту и серьезность сложившейся ситуации. Привнесенные перестройкой общества возможности демократизации, гласности, снятия политической цензуры не смогли быть быстро реализованы из-за неподготовленности большей части населения к созидательной деятельности в новых условиях, отсутствия соответствующей политической культуры, активного противодействия длительно сохраняющихся структур тоталитарной власти. Индивидуальные конфликты в силу своей массовости создали огромный и трудно классифицируемый конгломерат социально-психологической напряженности, на фоне которого у многих людей формируются психологические (доклинические) и клинически оформившиеся варианты ССР.

Опыт показывает, что у многих людей с ССР вырабатываются определенные механизмы, направленные на защиту от болезненного осознания крушения «ego-идеалов». Специалистами отдела пограничной психиатрии ГНЦССП им. В.П. Сербского обнаружены три основных защитных механизма. У одной категории пациентов с ССР (как правило, старше 35 лет) преобладает идеализация прошлой жизни с ее системой отношений, что предопределяет «уход от решения проблем сегодняшнего дня». Для другой группы обследованных характерно отрицание каких-либо жизненных ценностей и ориентиров. Их можно охарактеризовать как «живущих одним днем», они «пассивно дрейфуют» по жизни, не имея никаких целей и планов. Третий наблюдаемый защитный механизм – смещение, выражающееся в замене реальных проблем социально-психологического плана на необычный интерес к магическому объяснению происходящих событий (вера в астрологию, гадание, ясновидение, экстрасенсорику и т.д.).

Во всех случаях общая характеристика ССР будет определяться «вторжением» проявлений социальной ломки в жизнь огромной массы людей. При этом в различных регионах России, так же как и в зарубежных странах, особенности ССР зависят не только от конкретных причин стрессовых реакций, актуальных для больших групп населения, но и от субкультурального своеобразия, определяющего типологию наработанных веками образцов поведения и привычек.

   Знание национальных традиций и культуры помогает предвидеть и вовремя предотвращать «невротизацию общества» и, наоборот, их игнорирование может приводить к непредсказуемым последствиям.
   Наряду с глобальными политическими и экономическими проблемами значительное место в комплексе причин ССР могут занимать индивидуальные: организация жизни, наличие у руководящих структур «власти, полученной не только сверху, но и от подчиненных», неумение управлять, использовать и индивидуалистические, и коллективистские устремления, характерные для той или иной группы людей, соотношение эмоционального и рационального начал.

В ряду социальных факторов, влияющих на развитие ССР, значительное место принадлежит «мотивации нации» или той или иной ее части.

Голландский исследователь Хофстид, изучавший во второй половине 80-х годов нашего столетия «социальные этнокультуральные особенности», выделил четыре типа мотиваций, характерных для разных сообществ.

Первую группу составили североамериканцы, австралийцы, британцы и ирландцы, которые «мотивированы на достижение»". Для них основную роль играют деньги. Стремление к богатству движет человеком, заставляя рационально и по возможности точно рассчитывать свои шаги, чтобы быть лидером в большом и малом бизнесе.

Во вторую группу входят жители стран, ориентированные на «защитную мотивацию», ценящие прежде всего стабильность и традиции, стремящиеся создать «свой мирок», в который никто не вмешивался. В эту группу отнесены жители Австрии, Бельгии, Италии, Греции, Японии и ряда других стран.

Третья группа стран характеризуется «социальной мотивацией»: Югославия, Испания, Бразилия, Чили, Израиль, Турция. В эту же группу Хофстид относит и Россию. Особенностью жизнедеятельности в этой группе является «уравнительный подход», люди хотя и настроены на улучшение качества жизни, считают, что «лучше всего ничего не менять, чтобы не стало хуже...».

В четвертую группу Хофстидом включены жители стран Скандинавии, также отличающиеся социальной мотивацией, но постоянно нацеленные на улучшение «качества жизни» (в отличие от третьей группы).

Ломка «мотивации нации», так же как и изменение моральных и религиозных устоев, сопровождается повышенным риском развития ССР.

Литература:

1. Александровский Ю.А. // Обозрение психиатрии и мед. психологии им. В.М. Бехтерева С.Петербург. - 1992. N 2.-С. 3-12.
2. Александровский Ю.А. //Актуальные вопросы военной и экологической психиатрии. С.Петербург. - 1995. - С. 15-22.
3. Положий Б. С. // Обозрение психиатрии и мед.  психологии им. В.М. Бехтерева С.-Петербург. 1993. N 4.-С. 6-1 1.
4. Рыбаков Ф.Е. // Душевныя расстройства в связи съ посъледними политическими событиями. - М. - 1906.- Типометография. - С.22.
5. Фрейд 3. // Психология бессознательного. - М. "Просвещение", 1989. - С. 445."6. Хофстид А. // Цит. по А.А. Наумов Ж. Эксперт, 1995. -NI 0.С.27.
7. Alexandrovsky Y.A. //Am. Acad. ofPsych and the Law. - Vol. 17.-N 3.-P. 90-91.

все культуры, 11

все культуры, 11

все культуры, 11

все культуры, 11 все культуры, 11 все культуры, 11