398026, г. Липецк, ул. Бабушкина, дом 7 Тел. +7(4742) 39-85-75; 39-75-25

Россия невольно сходит с ума?

Россия невольно сходит с ума?

По информации «Российской газеты» (30.11.2012), в России на 17% увеличилось число психически нестабильных людей. Каждый четвертый россиянин страдает депрессией, а это прямой путь к алкоголизму, наркомании и суициду. По состоянию на декабрь 2012 г., в стране зарегистрировано 3,7 миллиона психически больных людей, из которых ежегодно признаются инвалидами более 36 тысяч. В основном это люди с нестабильным материальным положением, чаще – мужчины и подростки. Детей-инвалидов с психическими заболеваниями – более 122 тысяч, т.е. четверть всех детей с инвалидностью. Параллельно в последнее десятилетие наметилась тенденция роста совершаемых психически неуравновешенными и больными людьми общественно опасных действий. Их число удвоилось.

Так, самый громкий общественный резонанс в ноябре 2012 г. получило «дело русского Брейвика» – московского юриста Д. Виноградова, расстрелявшего на рабочем месте семь своих коллег, из которых шестеро погибли. Ранее убийца проходил лечение в Московской городской психиатрической больнице №1 им. Алексеева (москвичам она больше известна как «больница Кащенко»). Однако при приёме на работу мужчина успешно прошёл тестирование у психолога и был принят как здоровый человек. Далее ему без проблем – за 800 рублей – удалось обзавестись в частной смотровой комиссии медсправкой и лицензией на оружие.

В СМИ можно найти массу сведений, подтверждающих, что это не единичный случай. Буквально через несколько дней после указанного преступления другой мужчина, «религиозный фанатик, страдающий психическим заболеванием», убил двух своих несовершеннолетних детей и мать, нанёс ножевое ранение жене. В январе 2013 г. в Петербурге началась стрельба в одной из поликлиник города. Стрелявший грозил убить всех присутствовавших, но, к счастью, обошлось без жертв. Матери выбрасывают из окон своих детей, оголтелые и пьяные автолюбители, представляющие угрозу населению, носятся по нашим дорогам… 

 

Доля неуравновешенных водителей – потенциальных автоубийц, по сведениям, составляет около 10%. По данным с портала безопасности дорожного движения госавтоиспеции МВД РФ, в 2012 г. в России совершено более 200 000 ДТП, в которых ранены 238866, погибли 24 300 человек. Только в нашей области совершено 2218 ДТП, в которых 2920 человек ранены, 271 погиб. Острейшим образом стоит в России  и проблема самоубийств, в том числе, среди подростков, которая в 2011–2012 гг. приковала к себе особое внимание общества. Страшная череда совершающихся трагедий вскрыла долго копившиеся взаимосязанные проблемы в сфере психического здоровья населения.

 

Часть из них обусловлена длительно формировавшимся извне отношением населения к психическим расстройствам. В частности,  с помощью рекламы коммерческих фирм ему настойчиво навязываются ложные представления о том, что психические расстройства не обязательно лечить у психиатров, поскольку с этим, якобы, справляются расплодившиеся в стране психологи.  Большинство из них, исходя из задач построения «светлого капиталистического общества», готовили для социальной сферы – для помощи в адаптации к его реалиям, коррекции поведения, но никак не лечения. Ввиду коммерческого интереса некоторые из них ускоренно прошли переподготовку на курсах медицинских психологов, естественно без права лечить! В стране разом открылись тысячи центров коррекции поведения и психотренингов. Однако такие «спецы», порой, превышают свои полномочия – незаконно и самовольно назначают своим доверчивым клиентам медикаментозное лечение.

 

 

Так, по мнению Н. Соловьёвой, главврача Научно-диагностического центра клинической психиатрии, в случае со страдающим депрессией  убийцей Д. Виноградовым, психотерапевтом (психологом) подобного частного центра была выбрана неправильная стратегия – назначены антидепрессанты, которые увеличивают содержание серотонина в головном мозге и дополнительно провоцируют агрессию у нездоровых людей, находящихся в психотических состояниях.

 

Как ни крути, но главной проблемой, сводящей всех с ума, является организация российской неолиберальной системы здравоохранения, скрыто или явно нацеленной лишь на экономическую эффективность, т.е. окупаемость любой ценой. Ведь бизнес, а медицинский – не исключение, должен быть эффективным, т.е. прибыльным, чтобы не попасть под «оптимизацию». Это положение активно реализуется в части обеспечения населения психиатрическими «услугами» в первичном звене частного сектора медицины, поставившего их на поток. Ни для кого не секрет, насколько распространена выдача врачебных заключений без реальных обследований – при диспансеризации, получении справок на вождение, оружие. Психиатры в ПНД и в составе смотровых комиссий частных медучреждений зачастую ограничиваются тем, что человек не состоит на диспансерном наблюдении, и «подписывают» ему разрешение.

 

Не менее очевидной причиной роста противоправных действий больных является либерализация диспансерного наблюдения в общемедицинской сети, его недостаточный уровень. Бесплатные медицинские услуги – бизнес нерентабельный, требующий больших инвестиций. Закономерно многие учреждения, оказывающие психиатрическую помощь, имеют слабую материально-техническую базу, врачам запрещается назначать что-то сверх минимума, гарантированного бюджетом, и пациент не получает качественного лечения, не  доукомплектованы квалифицированными кадрами.

Не следствием ли этого фактора является то, что ежегодно возбуждается и прекращается в связи с невменяемостью подсудимых свыше 10 тыс. уголовных дел? Ведь именно коммерциализация медицины в рамках неолиберальной парадигмы развития отбросила Россию с 22 на 130 место по качеству и доступности медицинской помощи населению. Более того, с исторической точки зрения, возврат к оказанию качественных платных услуг оказался без преувеличения возвращением в далёкое прошлое. В свою очередь, уход государства от своих прямых социальных функций, записных в Конституции, не может не вызывать нарастания социального напряжения в обществе.

Расщепление сознания наблюдается и у самих эскулапов.

С одной стороны,  потому, что приходящего в поликлинику пациента гораздо больше, чем наличие  в ней компьютеров, волнует  профессионализм врачей для квалифицированной диагностики и лечения. Однако получить от государства деньги на необходимые программы повышения квалификации не так просто, а пройти такие программы переквалификации за свой счёт при низком уровне зарплат врачи не могут. Что касается, психиатрии, то врачи в казённых структурах, занимающихся лечением социально значимых заболеваний — ВИЧ, туберкулеза, наркомании, психических расстройств, а также помощью неизлечимо больным пациентам в хосписах, получают меньше коллег, работающих в медучреждениях, входящих в систему ОМС, поскольку  финансируются из региональных  бюджетов. Не случайно же промежуточным итогом реформы здравоохранения стал уход из медицины двухсот тысяч врачей.

 

С другой стороны, в медицине – по её сути и гуманной направленности – не может быть дополнительных медицинских услуг, оказываемых сверх программы государственных гарантий, или «на иных условиях… по желанию заказчика». А главное, потому что настоящий врач–профессионал  не может дополнительно или на «иных условиях» вылечить заболевание или добиться стойкой ремиссии у пациента! Он или лечит или говорит больному горькую правду. Если эти «условия» действительно позволяют достигать иных результатов, чем положено по стандарту, то надо менять стандарт. Существование каких-то «дополнительных» или «сверхштатных» медицинских услуг разрушает систему здравоохранения, лишая её ясного экономического, правового и даже научного базиса.

 

Сегодня люди с психическими расстройствами есть везде: в школе, в  фирмах и учреждениях, в транспорте и на улицах.  Они — часть общества, не выкрашены в другой цвет. Их также можно разделить на  две неравные части: больные с психотическими (например, с шизофренией) и  с непсихотическими расстройствами (психопатиями, психосоматическими, невротическими, депрессивными расстройствами, и т.д.). Согласно эпидемиологическим данным, роста первых не наблюдается. И в большинстве случаев эти состояния уже не столь агрессивны, не с такой грубой массивной симптоматикой, как это было раньше. Другая часть постоянно растёт в силу множества причин социального, культурологического порядка – формирования новых ценностных ориентаций, снижения нравственных норм, роста конкуренции, темпа жизни и т.п., совокупность которых способствует развитию психических расстройств.

 

Не требует доказательств и тот факт, что широкий спектр психических расстройств психотического и непсихотического регистров разной тяжести связан с распространением у значительной части населения зависимостей от психоактивных  веществ (ПАВ)   – алкоголизма, наркоманий, среди которых и табачная.

 

Результативность вялотекущих антиалкогольной и антитабачной кампаний не высока. Большинство граждан по-прежнему не считает зависимости болезнью, не спешит лечить эти страшные по последствиям для личности и общества недуги. Несмотря на то, что такие социально близкие народу больные воспринимается окружением как крайне «возбудимые», «нервные», «неуравновешенные», «раздражительные», «взрывные», «склонные ко лжи» и «лживые», «ненадёжные» субъекты! Жить с ними трудно, порой невыносимо. Злоупотребление ПАВ и иные формы зависимостей широко распространены среди больных шизофренией, шизотипическими, аффективными и тревожными расстройствами, другими психическими заболеваниями. Достоверной статистики об их числе нет, а официальную рекомендуется  умножать, по меньшей мере, на три. К концу 2012 г. в России было зарегистрировано — 560 тыс. наркоманов, а их общее число оценивается примерно в 1,5 млн. Алкоголиков, стоящих на учёте в наркодиспансерах, — около 2,7 млн. А сколько не состоящих, не знает никто.  Злоупотребляют алкоголем примерно треть всего населения. Этот фактор впрямую сказывается на потомстве – детях, внуках, их здоровье, в т.ч. психическом.

 

Отдельно стоит сказать о компьютерной зависимости, которая, подобно мифическому чудовищу Хроносу, начала «пожирать своих детей». Она проявляется как «чрезмерное увлечение компьютерными играми, интернет-порнографией и электронной почтой».  Такой человек испытывает навязчивое и непреодолимое желание провести время в Интернете. Наблюдается также характерный для любой зависимости «синдром отмены», когда при невозможности попасть в Интернет начинается «ломка» (раздражительность, снижение настроения, тревога, потеря аппетита и т. д.). Отмечается  и характерная толерантность, когда для получения больших ощущений человеку необходимо увеличивать время и «качество» посещений Интернета. Появляется желание приобретать новейшее оборудование, программное обеспечение. Сегодня Интернет-зависимость признаётся болезнью, отнесена к импульсивно-компульсивным расстройствам. Психиатры ожидают  включения в мае 2013 года «зависимости от Интернета» в перечень психических расстройств DSM-5 (Справочник по диагностике и статистике психических расстройств, 5 дополненная версия). 

Психическую подоплеку имеют не только проблема веса у части населения, связанная с зависимостями  от пищи, например, с привычкой «заедать» стресс или вознаграждать себя за достижения сладостями, но и такие психические расстройства как  нервная анорексия, нервная булимия и родственные им расстройства пищевого поведения (МКБ-10: F50.0, F50.2;F50.4, F50.8 и другие), требующие лечения у психиатров и врачей-психотерапевтов. Всё большую распространённость  у представителей среднего класса получают нервная орторексия (навязчивое желание правильно питаться, есть только здоровую пищу) и расстройство избирательного питания (отказ от приёма в пищу конкретных продуктов, перерастающий в использование только ограниченного списка продуктов и нежелание пробовать новые виды пищи). Всё чаще фиксируются случаи расстройств пищевого поведения у беременных: с намеренным отказом от приема пищи для сохранения фигуры, неадекватным поведением  в стремлении скрывать живот, увлечением изнуряющими упражнениями, что может нанести непоправимый вред будущему человечку.

Справедливо возникают вопросы: куда и к кому бежать растрявшемуся нездоровому человеку с расстроенной психикой за помощью, чтобы не ошибиться адресом? В церковь, психиатрическую клинику, в спортзал или к психологу?

Сферы влияния психиатра, священника, психолога в чём-то пересекаются. Ведь чтобы разобраться в психопатологии, при первичном осмотре и при дальнейшем общении приходится невольно разбираться в жизни человека, в разнообразных жалобах пациента, составить объективный анамнез — по сути, историю жизни и заболевания. Такие специалисты как пульмонологи, гастроэнтерологи, кардиологи, хирурги разделяют историю болезни и историю жизни. А психиатрия отличается тем, что происходит совокупное знакомство врача с историей жизни и заболевания человека. На основании этого ставится диагноз и назначается лечение. В силу того, что психиатрия — наука медицинская, она изучает душевные болезни, их соматические проявления, использует широкий спектр медикаментозных и немедикаментозных методов лечения обширного круга заболеваний. Медицинской психологией — как наукой о поведенческих проявлениях, проблемах взаимоотношений и самоидентификации в норме и патологии занимаются клинические психологи, выполняющие консультационные функции при психиатрах. Что касается духовных потребностей, то нашим людям не хватает общения со священниками, а именно — духовных бесед… Священники сейчас достаточно доступны, но люди не привыкли думать, что живое общение с ними возможно. И не надо тут смешивать исповедь и духовную беседу, хотя на практике это происходит зачастую вместе и в урезанном виде.

По существу, в той или иной помощи квалифицированных врачей – психиатров, психотерапевтов, наркологов нуждается в разные периоды жизни каждый человек. Надо только критически взглянуть на себя, свою жизнь и обстоятельства – не оправдываясь, не обманываясь, не боясь правды. Не зря же психиатры утверждают, если пациент критичен, значит, он  понимает, что болен, что с ним «что-то не так», т. е.  у него есть проблемы с психическим здоровьем и надо искать приемлемый выход и хорошего врача. А в этом случае дело совсем не безнадёжно, и можно уверенно говорить пессимистам: «Не дождётесь!»

 

 

Кандидат медицинских наук,

психиатр высшей категории, психотерапевт, нарколог,

директор ООО «Клиника Фёдоровых» г. Липецк,

член союза журналистов России

Борис Фёдоров

 

бизнес, интернет, психиатрия

бизнес, интернет, психиатрия

бизнес, интернет, психиатрия

бизнес, интернет, психиатрия бизнес, интернет, психиатрия бизнес, интернет, психиатрия