398026, г. Липецк, ул. Бабушкина, дом 7 Тел. +7(4742) 39-85-75; 39-75-25

Современные бесогоны. Массовый психоз и его жертвы.

Современные бесогоны. Массовый психоз и его жертвы.

к.м.н. Борис  Фёдоров ООО «Клиника Фёдоровых»

Обратиться  к теме индуцированных психозов в современном обществе меня побудила информация о том, что  на Рождество 2011 г. в Воронеже погибла 25-летняя липчанка – мать двоих детей, которую убили ее собственные родители во время жестокого обряда изгнания из неё беса, затоптав родную дочь насмерть. Об этом сообщили со ссылкой на представителя регионального следственного управления СКП РФ сайты – NEWSru.com , «Интерфакс», местный Gorod48.ru, газета «Комсомольская правда».

Индуцированные психозы хорошо известны психиатрам, историкам, религиоведам. Они описаны Цельсом ещё во II веке н.э. В средние века мощнейшая эпидемия массовых индуцированных психозов охватила Западную Европу. Её сравнивали с чумой и черной оспой. Острые формы болезненных реакций на действительность со стороны харизматических лидеров того времени, сопровождающиеся галлюцинациями, самоистязанием, бессвязным бредом, суеверное малограмотное население воспринимало как своего рода «священное безумие». Ему неосознанно подражали, ошибочно принимая за норму. Индуцированные реактивные психозы, в том числе, носящие массовый характер, обычно проходят при изменении ситуации, изоляции больных от индуктора. Потому ситуационно обусловленным и крайне жестоким ответом на эпидемию –ввиду отсутствия знаний по психиатрии – стали действия святой инквизиции.

Своё название психоз получил от латинского слова inductio – наведение*. Он имеет «наведённый» или информационно передающийся характер, что позволяет сравнивать его с информационным заражением.

В современной России примеров индуцированных психозов множество. В разных источниках информации даются сведения о религиозных лидерах-харизматах разных мастей, их многочисленных почитателях, готовых идти за своими духовниками не только в «Погановки», но и на смерть. В этом же ряду – рекламно-мистические репортажи об отчитках и известных в религиозных кругах «изгнателях бесов». С середины 90-х годов 20 века индуцированные психозы наблюдаются и в Липецкой области. Однако некоторые священнослужители активно запрещали и запрещают людям с психическими расстройствами обращаться к психиатрам.

В силу этого, современная психиатрия далеко не всегда готова иметь дело с жертвами воздействия на массовое сознание – поскольку не желает создавать коллизий, связанных с соотношением психической нормы и религиозности.
В свою очередь, современное законодательство о психиатрии и оказании психиатрической помощи основывается на добровольности её получения со стороны лиц, страдающих психическими расстройствами. С учётом опыта развитых демократий российская психиатрия исповедует  принцип личной ответственности граждан: «Предупреждён о симптомах заболевания,  значит, вооружён». Таким образом, каждый сам принимает решение о необходимости лечения. Чтобы не ухудшать качество жизни – своей и близких. Ввиду этого усиливается роль профилактики психических расстройств, информирования граждан о признаках заболеваний.

Индуцированные реактивные параноиды развиваются в результате тесного общения с индуктором психотического состояния. К таким можно отнести известных революционеров, основателей новых религиозных движений, психически больных людей с манией величия и т.д. Как правило, такое общение имеет яркий аффективный фон. К формированию у реципиентов психоза предрасполагают устанавливающиеся глубокие личностно-психологические связи с индуктором, создающиеся условия относительной социальной изоляции с недостатком обычных внешних раздражителей и источников информации. Большую роль в возникновении таких состояний играют психические особенности реципиентов – уровень их умственного развития и психопатическая структура личности, сопровождаемые повышенной внушаемостью, склонностью к тревожно-депрессивным состояниям. Определенное значение имеют недостаточный культурный уровень, особенности воспитания, религиозность.

Тематика индуцированных психозов в большинстве случаев связана с обыденными событиями и отражает идеи преследования, отравления, одержимости, эротические или сутяжные переживания. Критическое отношение к переживаниям индуктора и своим собственным отсутствует. Индуцируемый больной под влиянием индуктора может становиться возбужденным, испытывать страх, совершать общественно опасные поступки.

В первую очередь подавляются такие функции как связность, критичность и независимость мышления, затем - сфера восприятия и эмоциональная сфера. В итоге больной утрачивает способность адекватно реагировать на окружающую действительность. Как правило, индуцированный получает устойчивое расстройство психики, возникновение различных фобий, связанных с пищей, сексом, а также с определенными комбинациями геометрических форм, звуков, символов и цифр. К примеру, проявлениями массового психоза, охватившего несколько десятков тысяч людей, можно считать отказ от получения современного российского паспорта, страх получения ИНН – в начале 2000-х годов, садо-мазохистскую убеждённость многих современников скором «конце света» и т.д.

Как позитивный фактор воспринимается то, что наши граждане в подавляющем большинстве относится к названным явлениям с иронией.

Однако встречаются и острые случаи, как тот, что произошёл с липчанкой в Воронеже.

В острых случаях психическая индукция приводит к психозам, сходным по своей симптоматике с шизофренией, осложнённой галлюцинаторным бредом. Больной индуцированным психозом в острой форме, под влиянием своих фобий, склонен к внезапным вспышкам агрессии и, таким образом, представляет физическую опасность для окружающих. При массовом скоплении больных – вследствие перекрестной индукции – вероятность перехода заболевания в острую форму резко повышается. В таких ситуациях, могут возникать коллективные галлюцинаторные психозы, выливающиеся в согласованные деструктивные социально опасные действия.

Опасность стать реципиентами, в свою очередь продуцирующими сверхценные или болезненные идеи возрастает для лиц, находящихся в состоянии депрессии, с невротическими расстройствами, в других сумеречных состояниях сознания, характеризующихся ослаблением воли, психической сопротивляемости. К группам риска относятся также легко внушаемые люди с лабильной или неустойчивой психикой, а также дети и подростки, психика которых находится в процессе формирования.

Под действием навязанной информации носители болезни ищут контактов именно с такими людьми, с целью их заражения своими идеями. Собственно заражение происходит в ходе коммуникативного акта (общения) между носителем болезненных идей и человеком, восприимчивым к ним (здесь прослеживается аналогия с компьютерными вирусами, «червями»).

Первыми признаками индуцирования являются колебания настроения от эйфории до беспричинных страхов, рассеянность и тяга к общению с теми, кто разделяет привлекательные сверхценные «убеждения». При этом могут заметно изменяться ценностные ориентиры и интересы, возникать апатия к практическим делам, которые человек ранее считал важными. В дальнейшем вообще утрачивается интерес к практическим планам на будущее.
При развитии заболевания у индуцированного человека возникает желание принести что-либо в жертву воображаемому высшему существу (богу, творцу, вседержителю, учителю и т.п.). Даже собственные обыденные поступки воспринимаются как акт приношения себя в жертву («нести свой крест»). Больной начинает испытывать удовольствие от собственной неустроенности, неудач, мелких неприятностей и даже – провоцировать их возникновение. На этой же стадии появляются аномалии в сексуальном поведении, в питании, в стиле одежды. «Жертвенное» поведение выражается и в нарочитом отказе от обычных удовольствий и развлечений. Принятие решения о жертве сопровождается эйфорией, иногда (для больных в острой форме) близкой по интенсивности к оргазму или к наркотическому опьянению.

Нарушаются представление о приватных сторонах жизни – индуцированный охотно, а иногда и навязчиво делится интимными подробностями, провоцируя вмешательство посторонних людей в эту область (что не характерно для здорового человека).

Особой формой жертвоприношения становятся действия по вербовке (заражению) другого человека, когда передача информационного вируса ощущается как особый священный дар (жертва), миссия. Сам больной при этом осознает себя как орудие «высшей силы». В некоторых протестантских религиозных организациях поют, к примеру, так: «Хоть одну хотел бы душу я к престолу принести».

На этой фазе болезни утрачиваются связность, критичность и независимость мышления. Возникают ярко выраженные фобии и комплексы, связанные с наличием в сознании больного, наряду с образом «бога», его мистического противника – дьявола, сатаны, нечистого. Нередко возникают яркие сны, в которых происходит «соприкосновение» с некоей мистической силой.

Постепенно больной переходит к экзотическим формам иррационального самоограничения вплоть до физического самоистязания (так он подавляет естественную сопротивляемость своего организма и психики к данному информационному вирусу). Именно на этой стадии начинается активный поиск новых объектов для заражения. При этом невосприимчивость других к его сверхценным идеям у знакомых или близких, приводит больного в состояние сильного внутреннего дискомфорта – вплоть до истерик, утраты связности речи, других непосредственно наблюдаемых расстройств поведения. При этом сами индуцированные не осознают опасности своего поведения, поскольку воспринимают происходящее, как гражданские действия для общественной пользы, выражающейся в борьбе с фантомным образом «дьявола» – т.е. в подавлении у других иммунности к исповедуемым сверхценным или бредовым идеям.

психиатрия, психоз -Медицинский дайджест

психиатрия, психоз -Медицинский дайджест

психиатрия, психоз -Медицинский дайджест

психиатрия, психоз -Медицинский дайджест психиатрия, психоз -Медицинский дайджест психиатрия, психоз -Медицинский дайджест