398026, г. Липецк, ул. Бабушкина, дом 7 Тел. +7(4742) 39-85-75; 39-75-25

Об актуальности проблемы алкоголизма в Липецкой области

Об актуальности проблемы алкоголизма в Липецкой области

Об актуальности проблемы алкоголизма в Липецкой области

к.м.н., Б.А. Фёдоров,член-корр. МАОН А.В. Фёдоров, Липецк, ООО «Клиника Фёдоровых»

Алкоголизм рассматривается в настоящее время как национальное бедствие. Есть множество доказательств того, что большинство смертей в нашей стране связано именно с алкоголем. Результатом алкогольной сверхсмертности является и демографический кризис. Пьянство остаётся главной причиной аномально высокого уровня насилия, преступности, убийств, самоубийств, инвалидизации.

Во всех регионах действует огромное количество точек для продажи алкоголя – водки, пива. При этом экономисты считают лишь доходы, которые идут от акцизов в бюджет, и практически не затрагивают тему ущерба для здоровья населения от «зелья». Однако данные о затратах, связанных с повышенной смертностью, потерей продолжительности жизни, утратой трудоспособности, снижением производительности труда всё таки просачиваются в печать. К примеру, в 2008 г. ущерб, нанесённый экономике страны, в 25 раз превысил доходы от продажи спиртного (66 млрд. руб.). В свою очередь в 2009 г. доходы государства от данного продукта составили от 2 до 5% ВВП. За циничными цифрами скрыты безмерные потери талантов, молодых людей, не родившихся детей или родившихся с аномалиями развития и не имеющими перспективы для продуктивной жизни. Эти проценты составляют ту цену, которую наша страна платит за алкоголизацию населения.

К этой ситуации как нельзя лучше подходит характеристика, данная нашему обществу перед германской войной 1914 года убеждённым консерватором И.Л. Солоневичем: «Самый страшный симптом не в пьянстве. Самый страшный симптом – симптом смерти – это отсутствие общественной совести. Вот температура падает, вот – нет реакции зрачка, вот – нет реакции совести. Совесть есть то, на чём строится государство. Без совести не помогут никакие законы и никакие уставы».

А ведь ещё довольно свежи в народной памяти события позднесоветского периода. Тогда – с 1985 по 1987 гг. – в целях сбережения народа было снижено потребление алкоголя, и продолжительность жизни мужчин увеличилась до 65 лет. То же самое – среди женщин. Но уже в 1994 г. – теперь в новейшей России, – когда на волне передела собственности и формирования дикого рынка резко возросло потребление алкоголя, продолжительность жизни мужчин резко упала до 58 лет.

Немаловажную роль для анализа складывающегося положения в стране имеет сложившаяся за последние годы структура потребления алкоголя. В начале 2000-х годов в ходе общественного обсуждения темы замещения тяжёлого алкоголя пивом и лёгкими винами была создана собственная агрессивная пивоваренная промышленность. В свою очередь, производители пива, преследуя коммерческие цели, развернули мощнейшую рекламную кампанию, направленную, прежде всего на возрастную категорию, которая более других склонна к подражанию – молодёжь.

Вытеснения водки отнюдь не произошло, зато развился пивной алкоголизм. Более того, объём потребления алкоголя стал расти, поскольку алкоголь содержится в пивных изделиях, которые, согласно российскому законодательству, пока не считаются алкогольными напитками. Не секрет и то, что спаивание производителями содержащей алкоголь продукции трудоспособного населения, равно как и формирование с помощью агрессивной рекламы питейного поведения молодёжи воспринимается здоровой частью мыслящих граждан как аморальные, бессовестные деяния против собственного народа.

Начавшееся в 2009 г. изучение реакций населения на инициативы президента Д.А. Медведева и патриарха Кирилла по ограничению потребление алкоголя показало, что 65% респондентов в России (ВЦИОМ), поддержали идею антиалкогольной кампании. Треть россиян выступает за полный запрет на производство и торговлю водкой, т.е. за «сухой закон» ( «Левада–центр»). В свою очередь, были проведены такие опросы и в регионах, в том числе в Липецкой области. Согласно данным августовского опроса, проведённого в Липецкой области ООО «Клиника Фёдоровых» (2009г.), проблема пьянства крайне болезненно воспринимается 39%, в разной мере тревожит она ещё 27% опрошенных (диаграмма 1).

Диаграмма 1.

Показательно, что в Липецкой области на протяжении ряда лет алкоголизм стабильно занимает четвёртое место в первой пятёрке из 30 тревожащих респондентов жизненно важных проблем, определяющих социальное самочувствие населения региона. Параллельно, первое место в четвёртой группе социально важных проблем занимает обеспокоенностьопрошенных состоянием морали, нравственности. Ещё от 27 до 37% респондентов постоянно указывают на неудовлетворённость организацией медицинского обслуживания населения в регионе (таблица 1).

Таблица 1.

 

Какие из перечисленных проблем в настоящее время ощущаются Вами наиболее остро и требуют первоочередного решения?

декабрь 2009

март 2011

июнь 2011

тарифы на услуги ЖКХ, энергоносители, воду

50,5%

66,7%

63,6%

Цены на продукты питания, товары первой необходимости, услуги

53,6%

63,4%

56,5%

низкий уровень доходов, плохое материальное положение

40,7%

47,8%

44,8%

алкоголизм

34,0%

38,5%

40,1%

качество услуг ЖКХ

 

43,3%

36,9%

организация медицинского обслуживания

26,8%

37,1%

36,6%

состояние автомобильных дорог, тротуаров, пешеходных дорожек

27,6%

33,4%

34,5%

состояние морали, нравственности

29,1%

26,6%

29,8%

Цены на ГСМ

24,1%

30,3%

29,7%

проблемы трудоустройства, безработица

25,6%

26,9%

28,6%

Тем не менее, власть считает проблему состояния морали, нравственности несущественной, поскольку во главу угла ставятся интересы, связанные с развитием рыночных отношений – получения прибылей и экономического успеха. Таким образом, данные опросов общественного мнения остаются единственным показателем того, в какой мере население устраивает либерализация экономических отношений, воздействующих на «общественную совесть» (диаграмма 2).

Диаграмма 2.

Так, в г. Липецке проблема состояния «общественной совести» тревожит в среднем 55% респондентов, во втором по величине городе Ельце – 53% (диаграмма 3). Актуальная она в разной мере и для значительной доли участников опроса в большинстве районов области (диаграмма 4).

Диаграмма 3.

Диаграмма 4.

Очевидно, что уровень нравственности общества определяет все указанные респондентами проблемы, в том числе – алкоголизм с его следствиями: социальным сиротством, неблагополучием в семьях, профессиональную деградацию, т.е. – отношение к выполнению своих профессиональных обязанностей, ответственность за себя, ближних, травматизм и смертность, в т.ч. вследствие суицидов, отравлений, сопутствующих соматических заболеваний.

Статистические данные свидетельствуют и о том, что распространённость хронического алкоголизма сопоставима с ростом психических расстройств у населения. На диаграмме 5 показано ранжирование муниципальных образований Липецкой области по общей заболеваемости хроническим алкоголизмом и психическими расстройствами.

Диаграмма 5*.

Ранговые показатели не представляются оптимистичными, поскольку свидетельствуют лишь о выявляемости заболеваний и числе пациентов, поставленных на учёт в муниципальных и государственных учреждениях здравоохранения. Как правило, это – малоимущие граждане. Получается, что достоверной статистики по эпидемиологии алкоголизма и психических расстройств мы не имеем.

Происходящие в нашей стране исторические реформы существенно изменили уклад жизни всех слоёв населения, его иерархическую структуру и систему ценностей, затронув все базисные потребности, в том числе главные: пищевые, половые, репродуктивные, территориальные, а также национальной и культурной идентификации, профессиональной самореализации, самоуважения и ряд других. Эти социально-экономические перемены вызвали небывалый рост невротизации населения, и на протяжении новейшей отечественной истории сопровождаются значительным увеличением различных дезадаптивных расстройств, абсолютным и относительным ростом психопатологии и социопатий.

Свидетельствует об указанном социальном неблагополучии и динамика показателей единого индекса психологического состояния нашего общества**. Индекс выводится при сведении воедино таких социальных параметров как количество убийств и самоубийств***, численность людей с психическими расстройствами, заболеваниями нервной системы, социальное сиротство, устойчивость семьи (А. Юревич, Институт психологии РАН, 2009). Если в 1990 г. данный индекс для СССР был равен 6,68, то к середине 90-х годов 20-го века он снизился в России до 4,35. В настоящее время индекс психологического состояния в нашей стране составляет 4,97, и по этому указателю мы уступаем не только станам Западной Европы, но и Белоруссии (6,79) и Украине (6,31). Психологическое состояние населения влияет на то, как сам человек относится к своему здоровью и образу жизни. Чем хуже это отношение в обществе, тем ниже индекс. Негативное социальное психологическое самоощущение проявляется, прежде всего, в разрушении моральных запретов и ограничений на фоне растущего социального расслоения. При этом типичная идентификация наших сограждан сейчас такова: «Да, эта страна наша, но в данный момент она принадлежит не нам, а вороватым чиновникам и олигархам». Параллельно безответственность чиновников объяснима теми же причинами: негативное психологическое состояние общества проявляется в разрушении моральных запретов и ограничений. Государевы люди становятся безнравственны, «непотопляемы» и думают, прежде всего, о личной выгоде. И что должны будут защищать в случае необходимости наши граждане в этой стране? Олигархов? Бюрократов? Возможность подзаработать? Ведь защищают лишь сокровенный смысл, наполняющий жизнь.****

В свою очередь, о психическом неблагополучии общества свидетельствуют диагнозы, которые устанавливаются психиатрами. Это – различные формы пограничных психических расстройств – психопатии, истерии; невротические расстройства, развивающиеся как посттравматические, социально стрессовые (в результате участия в военных, социальных конфликтах, событиях); психосоматические, которые скрываются под видом других болезней – сердца, желудка, суставов и т.д.; всевозможные депрессии; поведенческиеия; зависимости – алкоголизм, наркомании, игромании, табакокурение; психические в результате органических заболеваний головного мозга; наследственные патологии, на первом месте среди которых – шизофрения; умственная отсталость и прочие.

Опыт 20-летней работы нашей клиники свидетельствует о том, что более обеспеченные категории населения всё чаще предпочитают пользоваться услугами частных наркологических клиник и психиатров. Так, значительное число пациентов, обратившихся за помощью в «Клинику Фёдоровых», проживают в Липецке, Ельце, Лебедяни, Грязях, Данкове, Добровском, Добринском, Липецком, Чаплыгинском районах, Тамбовской, Воронежской областях. Согласно собственной статистике, их можно условно отнести к разным сегментам т.н. среднего класса. Практически у всех высокий уровень образования, способность к целеполаганию, долгосрочному планированию своих действий. Для данной социальной категории характерна озабоченность будущим своих семей – личным здоровьем, здоровьем близких людей. Уже первичное социально-клиническое обследование показывает, что многим из них свойственно как чувство вины, так и ответственность за ближних, выполняемую деятельность. Большинство из них достаточно болезненно воспринимают социально-политическую и экономическую ситуацию в стране.

Что касается населения с низким образовательным цензом, то здесь гораздо меньше оснований говорить об осмысленном нравственном отношении к жизни. Около двух третей опрошенных пациентов из этой категории испытывают обиду на власть, окружающих, склонны к иждивенчеству. Отмечается и то, что у этой категории формируется особая субкультура бедности.

О существовании указанного феномена ярко свидетельствует мониторинг публикаций региональных СМИ по данной тематике. Так, областная «Липецкая газета» специализируется исключительно на демонстрации позитива в деятельности властей, как бы не замечая проблемы маргинализации населения. «Липецкие известия» уделяют проблеме морали и нравственности значительно больше внимания, но избегают темы алкоголизации. Зато независимый «Липецкий репортёр» чуть ли не в каждом номере размещает на своих страницах материалы о поножовщине на почве пьянства. В свою очередь, статистику самоубийств в регионе можно изучать, пользуясь материалами сайта Gorod48.ru.

Неэффективными представляются и половинчатые меры властей по борьбе с самогоноварением, реализацией самогона населению, а также распитием пива в общественных местах. Во всяком случае, мониторинг липецких СМИ за последние три года не выявил и намёка на развёртывание широкой информационной антиалкогольной кампании. Распитие пива в общественных местах Липецка – в парках и скверах, давно стало привычным фактом быта, на который не обращают внимание ни милиция, ни обыватели.

Анализируя истории болезни пациентов, страдающих алкоголизмом и периодически наблюдающимся в нашей клинике в течение длительных сроков – от 10 до 15 лет (с 1995 по 2010 гг.), – мы обратили внимание на взаимосвязь хронического социального стресса, состояния общественной морали, нравственности с особенностями наблюдаемых случаев алкоголизма. Нами тщательно изучался индивидуальный и семейный анамнез заболевания (1597 пациентов), определялась истинная природа болезни, а также условия и причины её возникновения. При обследовании пациентов использовались элементы глубинной психологии.

Исследование выявило цикличное увеличение числа так называемых «скрытых самоубийц» (24% от общего числа обратившихся) и их корреляцию с определёнными периодами развития социально-экономической ситуации в стране – дефолтом 1998 г., реформой монетизации льгот 2005 г., особенностями течения финансово-экономического кризиса в нашей стране в 2008-2009 гг. (диаграмма 6).

Диаграмма 6.

Определяющим в группе пациентов от 25 до 32 лет (16,8% или 268 чел.) был фактор несформированности гражданской позиции, ответственности перед собой и другими (гражданский инфантилизм, гедонизм). У большинства пациентов этой группы отмечалось «отсутствие смысла жизни», «бессмысленность», «бесцельность» существования, «отсутствие морального удовлетворения». Установка на лечение в большинстве случаев также отсутствовала. «Скрытые самоубийцы» составили в этой группе 33,9% (91 чел.).

В группе пациентов в возрасте от 32 до 50 лет (37,5% или 600 чел.) отмечались крайне болезненное переживание развития экономической и политической ситуации, собственного социального статуса и роли, бессилие изменить положение вещей, острое чувство вины перед собой и близкими, утрата привычных ценностных ориентиров. «Скрытые самоубийцы» составили в этой группе 15,8% (95 чел.).

Большую группу пролечившихся составили пациенты от 50 до 60 лет, нажившие хроническую алкогольную зависимость на почве «производственной вредности» – в силу сложившейся традиции ведения дел и организации отдыха – 45,6% (или 729 чел.). «Скрытые самоубийцы» составили в этой группе 20,8% (152 чел.). Для этой категории пациентов также были характерны «утрата смысла», «хроническое недоверие к другим», «отсутствие факторов, вызывающих удовлетворение».

Такие люди вследствие невыявленной или неосознанной ненависти по отношению к самим себе в сложных условиях жизни (есть много причин, по которым человек, наделённый чувствительной совестью, может возненавидеть самого себя, не отдавая себе в этом отчёт) годами «убивали» самих себя алкоголем, табаком, неумеренной пищей, работой, лихачеством за рулём и т.п. Помимо алкоголизма каждый из них страдал хроническими психосоматическими заболеваниями (гастриты, колиты, гипертония, сексуальная дисфункция, кожные заболевания и т.д.).

Полученные данные позволяют утверждать, что в развитии зависимости от алкоголизма (этилового спирта) главную роль играют два фактора. Это – генетическая предрасположенность и социальная дезадаптация в контексте «неудовлетворённости культурой» (определение З. Фрейда). Второй фактор является определяющим. Мы убеждены, что даже генетически предрасположенный к алкоголизму индивид, будучи воспитанным в продуктивных традициях своей культуры, при благоприятных условиях для самореализации в ней, способен сам создавать новые возможности и получать от своей деятельности нравственное удовольствие, которое вытесняет потребность в получении суррогатных удовольствий с помощью различных веществ, псевдодеятельности и т.д. Такой человек имеет все шансы для здоровой, долгой, достойной жизни.

Наш вывод лишь подтверждает давно известные истины. Они сформулированы И. Кантом в «Критике практического (чистого) разума» (1788). Речь идёт о двух видах удовольствия: удовлетворённости собственной деятельностью и удовольствия от продуктивной деятельности, полезной не только индивиду.

В первом случае – это так называемая личная удовлетворённость человека своей деятельностью во имя приобретения материальных и социальных благ для себя. Она может стать патологической, если в ней отсутствует нравственная составляющая. Патологическое удовлетворение подразумевает такие действия, которые человек предпринимает в надежде (сознательно или бессознательно) получить какую-либо пользу в соответствии с собственными моральными представлениями – для себя, своих близких, узкой группы единомышленников, меньшинств и т.д., в ущерб интересам таких социальных мега-категорий как народ, соотечественники. Такое патологическое удовлетворение (удовольствие) может быть названо физиологическим или природным удовольствием, поскольку имеет причинный характер в системе «причина – следствие». Ярчайший пример такого патологического удовлетворения своей деятельностью нам явил антигерой нашего времени Е.Т. Гайдар.

Анализ основ подобной деятельности в русле идеологии либерализма, позволил немецкому мыслителю Артуру Мюллеру Ван Ден Бруку утверждать, что «либерализм, финальная цель которого – установить исключительно рыночное общество, убивает народы». В таком обществе коммерческие, торговые ценности становятся единственными, а ценности, которые невозможно свести к какому-то  расчету, несуществующими. Они исчезают, поскольку, общество рынка — это царство количества. Только количества. К этому можно прибавить и «некую тенденцию к скрытой или слабо протекающей гражданской войне, которая особо просматривается в социальном дарвинизме, где индивидуумы больше не связаны между собой нравственными обязательствами. Они всегда находятся в состоянии войны по отношению друг к другу, поскольку другой — всегда потенциальный конкурент и, значит, потенциальный враг. Такое экономическое видение человека получило своё моральное и юридическое обоснование в идеологии прав человека, ставшей некой современной религией» (цит. по Ален Де Бенуа Тезисы к четвёртой теории. ПРОФИЛЬ. №  47 (602) от 15.12.2008).

В данной социальной парадигме нравственность индивида замкнута на себя. Она оправдывает эгоизм и прагматизм и отвергает нормы христианской нравственности, включающей в свою орбиту других людей и ценность людского сообщества, к которому принадлежит данный индивид. Поощряемая социальная конкуренция, в которой побеждает сила, создаёт причины социальной невротизации и вызывает дезадаптационные реакции индивидов, провоцирующие аутоагресиию и асоциальное поведение.

Анализируя с пациентами мотивы их патологических влечений, реакций, систему ценностей, мы стараемся определить и сформулировать с ними возможности достижения иного – «нравственного удовольствия», когда любая выполняемая деятельность станет определяться не только причинной необходимостью, но и нравственным законом, нацеленным на преображение себя, окружающей социальной, бытовой, естественной среды.

Таким образом, в нашу задачу входит преодоление социальных поведенческих стереотипов, сводящих индивида до уровня примитивного реактивного создания. Предлагаемый комплекс лечебно-реабилитационных мероприятий призван восстановить в пациентах способность стать творцами событий, осознать личную ответственность за себя, других, окружающий мир в духовной парадигме преображения – нравственного и физического.

* Чем ниже ранг, тем больше выявленных случаев на 100 тыс. совокупного населения. Согласно рангу 2009 г., более всего случаев по психическим расстройствам выявлено в Ельце (8661,7), случаев хронического алкоголизма – в Воловском районе (3527,2). Данные по Липецку – без учёта детей.

** Жители России — одни из самых несчастных людей в мире. Страна занимает 88-е место в глобальном рейтинге благополучия, уступая, в частности, Азербайджану, Эстонии, Литве, Латвии, Румынии, но опережая Грузию, Болгарию, Албанию, Украину, Белоруссию и Молдавию. Россия занимает 1-е место в мире по количеству абортов — 73,7 аборта на 100 родов.

*** Два года назад Россия занимала 3-е место в мире по количеству самоубийств — 36 случаев суицида на 100 000 населения (официальной статистики за 2011 год нет).

**** За последние три года из России эмигрировали 1,25 млн человек — главным образом бизнесмены и представители среднего класса.. Вид на жительство в странах ЕС и США имеют 4 млн. граждан России. Более 20% россиян хотят уехать за границу, а среди молодежи и образованных людей эта доля еще выше — 39%.

Алкоголизм, алкоголизм липецк, лечение алкоголизма, пивной алкоголизм, наркология, наследственный алкоголизм

Алкоголизм, алкоголизм липецк, лечение алкоголизма, пивной алкоголизм, наркология, наследственный алкоголизм

Алкоголизм, алкоголизм липецк, лечение алкоголизма, пивной алкоголизм, наркология, наследственный алкоголизм

Алкоголизм, алкоголизм липецк, лечение алкоголизма, пивной алкоголизм, наркология, наследственный алкоголизм Алкоголизм, алкоголизм липецк, лечение алкоголизма, пивной алкоголизм, наркология, наследственный алкоголизм Алкоголизм, алкоголизм липецк, лечение алкоголизма, пивной алкоголизм, наркология, наследственный алкоголизм